Просмотров: 6027

Португалия. Азорские острова. Секрет гармонии.

В избранном у: 2 добавить себе
  • Москва
  • Азорские островаVerde Mar

Маршрут поездки

07.08.2010 — 22.08.2010
Развернуть

 

 
 
 
 

 

 

Часть 1. Лиссабон и Синтра.

 

Моя любовь не требует награды,
Как родина моя, она бессмертна.
Гнездо родное было мне усладой, 
И я его пою как отпрыск верный.
И веял ветер легкий, шаловливый,
Армаду на волнах слегка качая.
И вот из глубины морских заливов
Открылась Португалия благая.
           Луис де Камоэнс «Лузиады»

 

Свершилось – наступил долгожданный отпуск, впереди две недели новых событий, впечатлений, эмоций и открытий. Как ни манили нас неведомые страны (таковыми я считаю те, в которых мы еще не были), но зов Португалии оказался сильнее. Прошло два года с момента нашего первого путешествия туда, а память все так же живо преподносит яркие счастливые воспоминания о ней при каждом упоминании – будь то фильм на канале Моя Планета, репортаж на Евроньюс, или игра футбольной сборной. Более того, под впечатлением от первой поездки в Португалию я отправилась на курсы учить португальский язык, чтобы иметь возможность глубже понимать культуру этой замечательной страны. Поэтому наша новая поездка обещала быть интересной и познавательной.

Определившись со страной, мы все же решили разнообразить поездку посещением новых мест, и естественно, новых островов Азорского архипелага. Итак, маршрут: Москва-Лиссабон-о.Файал-о.Сан Жорже-о.Пику-о.Сан Мигель-Лиссабон-Москва.

Отпуску предшествовали два месяца 40-градусной жары в Москве и пара недель удушающего смога от лесных пожаров. Перед отъездом, посмотрев с балкона на едва угадываемые силуэты соседних домов и вдохнув едкого дыма, мы пробормотали пару известных цитат – хоть «дым Отечества нам сладок и приятен», но «держаться нету больше сил» и понеслись в аэропорт, в душе умоляя небо сжалиться над нами и выпустить самолет без задержки.

 

7 августа, суббота. Лиссабон

Едва выйдя из аэропорта в Лиссабоне, мы вдохнули свежий приморский воздух, насладились ощущением прохладного ветерка на коже, и осознали, как иногда мало надо для счастья – комфортная температура и чистый воздух!

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

Гулять по Лиссабону что днем, что ночью, что в зной, что в дождливую погоду – одно удовольствие. Узкие улочки и величественные площади, доброжелательные взгляды местных жителей и восторженные - собратьев-туристов, запах кофе и пирожных, тенистые парки и широкая Тежу – попав в Лиссабон, сразу оказываешься во власти этих ароматов и видов.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Решив расширить кругозор, мы отправились по новому маршруту – поднявшись на подъемнике Глория в район Байру Алту, мы погуляли по смотровой площадке, зашли в парк, где под тенью огромного дерева от солнца может спрятаться целый полк солдат и, поддавшись аромату, щекотавшему нос, зашли в ближайшее кафе.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Кафе в Португалии – это какая-то особая часть культуры. Здесь совершенно неважно – висят ли на стене изысканные эстампы или черно-белые фотографии, украшены ли столы белоснежными скатертями или это просто два пластиковых столика у окна, но когда ты вплываешь туда, в мир, окутанный запахом прожаренного кофе и восхитительных пирожных совершенно невообразимых форм, способов приготовления и  начинок – мозг отключается от реальности, ты как будто кружишься в легком наркотическом танце в ожидании сладко-горьких ощущений. Каждый день, попадая в пленительные сети португальских кафе, мы задавались вопросом – что за секрет приготовления кофе прячется за простыми дверями кафе и ресторанов, каким особым сортом они вводят нас в транс? Удивительно, но мы получили простой и незамысловатый ответ, только позже, на островах.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вдоволь нагулявшись по крутым улочкам города, мы решили совершить небольшое путешествие на кораблике – полуторачасовая прогулка по реке с потрясающими видами на Башню Белем, памятник Первооткрывателям, холмы и улицы города, площадь Комерсиу, крепость Сан Жорже, а на противоположном берегу, как будто обнимая город и обещая свою защиту – стоит статуя Христа Спасителя.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Вечером нас ждал ужин и фаду. Ресторан, в котором мы забронировали места, был далековато от нашего отеля, поэтому мы поехали на такси. И тут произошло удивительное событие, придавшее особый смысл нашей вечерней поездке – на одном из светофоров водитель такси, до этого оживленно рассказывающий нам о Лиссабоне, прошептал – «Смотрите - Мариза!» Я повернула голову и увидела в нескольких сантиметрах от себя красивую женщину за рулем Порше. Это действительно была Мариза – всемирно известная исполнительница фаду. Встретить ее на улице Лиссабона перед первым посещением фаду – это определенно был знак!

 В Википедии можно найти определение фаду - особый стиль традиционной португальской музыки. Жанр окончательно сформировался в начале XIX века в результате смешения традиционных греческих, романских и арабских музыкальных вариантов под некоторым влиянием бразильской музыки. Фаду играет важную роль в национальной самоидентификации португальцев, так как проводит четкую грань между яркими и живыми испанскими ритмами, представляющими буйный и резкий испанский характер, и мягкой и меланхоличной душой португальского народа.

Мариза
 
 
 
 

Мариза

Истинное фаду наполнено saudade. Переводится это как тоска, печаль, ностальгия, грусть. Но ни одно из этих слов не подходит к описанию всего спектра эмоций, когда слушаешь фаду. Некоторые говорят, что русские более других способны прочувствовать фаду - музыка волнует струны сердца, душа наполняется светлой грустью о потерянном, ушедшем и несбывшемся. Наверное, с португальцами нас роднит вековая память исторических побед и горьких поражений, великих свершений и потерь. Наша душа, наше сердце помнят не только жизнь от момента, записанного в паспорте, а все пережитое душой и сердцем страны за долгие века.

Я долго пыталась подобрать нужные слова, чтобы описать фаду, вместить в статичные строчки всю гамму чувств, которую оно вызывает, но никто лучше самой Маризы не сказал бы точнее: « Это музыка для таверны. Эту музыку нужно слушать вплотную к исполнителю, в полутьме, при свечах, под португальскую гитару. Знаете португальскую гитару? Она повторяет форму сердца, и звуки ее близки рыданию. А чувства у всех людей на земле - общие. Поэтому музыка, которую я пою, легко пересекает границы и идет прямо в душу. Вот видите мою ладонь? Представьте, что я ее порезала - вот так (энергичный жест воображаемым ножиком). Сначала очень больно. Потом рана начинает заживать, зудеть. Еще больно, но уже чувствуешь, что поправляешься. Вот - фаду! Поэтому мой вам совет: приезжайте в Лиссабон, найдите хорошую таверну и закатитесь туда на весь вечер. Тогда, с бокалом хорошего вина, вы и поймете, что такое фаду.»

 
 
 
 

Все это ждало нас в ресторане Senhor Vinho – великолепный ужин, бархатное португальское вино, сидящие за соседними столиками португальцы, которые с удовольствием ходят слушать национальную музыку по выходным, и само волшебное фаду. Исполняли его две молодые девушки и женщина. Они сменяли друг друга, сменялись ритмы – из гитары доносились то медленная ностальгическая мелодия, то бодрый марш, то плач о потерянной любви, то радость солнечного Лиссабона.

Поездку в Португалию без посещения фаду я считаю всего лишь наброском, эскизом, карандашным рисунком, а не полноцветной картиной страны. Оно помогает понять их душу, влюбляет вас в эту невероятную страну и ее народ, и в миг, когда это происходит – ты понимаешь, что это навсегда!

 

8 августа, воскресенье. Синтра

В воскресенье мы отправились на экскурсию по окрестностям Лиссабона – Эшторил, Кашкайш, Синтра.

Эшторил и Кашакайш – небольшие прибрежные города, которые стоят уже не на берегу Тежу, а омываются волнами Атлантического океана. Здесь расположены и самые престижные жилые комплексы, и самые удобные марины для яхт, и самые красивые пляжи центральной Португалии. На одном из пляжей, который мы проезжали, катаются на волнах серфингисты – особый пологий рельеф дна и отсутствие рифов позволяет высоким и длинным океанским волнам свободно катиться по поверхности воды до самого берега, что и привлекает сюда любителей экстрима.

 
 
 
 

Еще одно знаковое место – Мыс Рока, самая западная точка континентальной Европы. Говорят, что погода здесь меняется по несколько раз на день. Мы приехали в пасмурную погоду, и от этого крутые скалы и волны, разбивающиеся о камень, казались еще более суровыми. Странное чувство – стоять на краю континента, смотреть вдаль и видеть впереди безбрежный океан. Даже зная, что там, за ним живут обычной жизнью Америка, Бразилия, Куба, все равно в душе просыпается авантюризм, зовущий в неведомые дали открывать и покорять новые земли. Наверняка так чувствовали себя первые португальцы-мореплаватели, нарисовавшие карту мира, выходя на берег океана перед путешествиями.

…Мы со слезами с Родиной прощались,
К брегам далеким обращали взоры,
Но час настал, когда очам предстали
Лишь синь небес да волн могучих дали…

 
 
 
 

 

Въехав в Синтру, мы сразу поняли, что находимся не в обычном месте – это место облюбовали португальские короли для размещения своих летних замков. Мягкий субтропический климат, близость к океану, все оттенки зеленого в окружающих лесах, идеальные места для охоты, прогулок и отдыха от тяжкой королевской доли.

Синтра являеся объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО из-за находящихся на территории района достопримечательностей. Здесь расположены Национальный дворец Синтры, загадочная усадьба Кинта да Регалейра, дворец Пена и полуразрушенный Замок мавров.

 

 

 
 
 
 

 

 

На месте Национального дворца раньше находилась резиденция мавританских правителей. Во дворце до

наших дней остались напоминания об арабских хозяевах замка. Большая часть залов отделана азулежу (глазурованными глиняными изразцами) различных стилей – от севильского до голландского.

Каждый зал имеет свое название и декорирован в своем стиле - зал сорок, зал лебедей, арабский зал, гербовый зал.

 

 

 

 

Расположенная в Синтре усадьба Кинта да Регалейра – таинственное место. Впервые я узнала о ней из передачи на канале Моя Планета практически перед отпуском, и даже не догадывалась, что так скоро окажусь там. Усадьбу в свое время выкупил у разорившихся владельцев Антонио Карвальо Монтейро – потомственный миллионер из Бразилии. Он был масоном, отличался оригинальностью взглядов и верил в особое предназначение португальского народа. Кинта да Регалейра – это выставка символов масонства и научного прогресса, и действительно прогулка по «философскому» саду с гротами, лабиринтами и прудами, башнями и статуями наводит на философские размышления. Посреди грота находится таинственный колодец, на дне которого проводили церемонии посвящения. Мы заглянули в него сверху, а потом посмотрели на белый свет снизу, ощущение приобщения к какой-то тайной истине будоражило воображение.

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Замок и парк Пена возникли в 1840 году как летняя королевская резиденция на месте маленького заброшенного монастыря в стиле мануэлино. Дворец Пена находится на высокой скале и отличается фантастическим стилем – смешение желтого, фиолетового, красного цветов, арабских и европейских мотивов придает необыкновенный романтизм этому месту.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вечер в Лиссабоне мы провели, выполняя план-минимум, обязательный к выполнению туристу в Португалии. Фаду уже стало частью нашей жизни, а вот знаменитый трамвайчик № 28 – еще нет. Мы поймали его на площади Луиша Камоэша. К сожалению, я всю дорогу стояла. А вот сидящим у окон повезло больше, им открывались виды на Тежу, узкие улочки Алфамы, кафедральный собор и гуляющий по городу многоликий народ.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мы без всякого сопротивления поддались ароматам лиссабонских кафешек, побаловали себя вкусным ужином и в предвкушении завтрашней встречи с новыми (для нас) азорскими чудесами отправились в отель.

 

Часть 2. Файал. Сан Жорже. Пику

 

9 августа, понедельник. Файал

Перелет из Лиссабона на остров Файал занял 2 с небольшим часа. На подлете мы нетерпеливо выглядывали в иллюминатор, выискивая в безбрежном океане наш новый дом на 5 дней. И вот по правому борту промелькнула Грасиоза, затем появился Сан Жорже и, наконец, Файал. Мы сразу идентифицировали пляж в разрушенном от времени кратере, огромную и известную на весь яхтенный мир марину, зеленые квадратики наделов и неизменных азорских коров.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Шустрая барышня на такси быстро домчала нас до нашей гостиницы. Точнее в этот раз мы забронировали не классическую гостиницу, а отель с апартаментами  – двухэтажный дом с расположенными на обоих этажах квартирами, внутренним двориком, спортивным залом, прачечной.

Нам это показалось уютнее и удобнее – мы фактически жили в двухкомнатной квартире с небольшой кухней, по утрам выходили из нее во двор и пили кофе за деревянным столиком под мягким азорским солнцем.

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Первый день решено было посвятить разведке и исследованию Орты – главного города острова и праздному пляжному отдыху, так как впереди нас ждали насыщенные экскурсиями дни. Раскидав по-быстрому вещи и вооружившись фотоаппаратами, мы выдвинулись в сторону океана.

Острова Файал, Пику и Сан Жорже составляют центральную группу Азорских островов, и расположены на небольшом расстоянии друг от друга. Так, от Файала до Пику поездка на пароме занимает 20-25 минут. И естественно, что с каждого острова можно наслаждаться видами двух других. Об этом мы прочитали в процессе подготовки к поездке, но в реальности для нас, живущих в центре огромного куска суши под названием Евразия, это зрелище было чем-то потусторонним.

 
 
 
 

Буквально с каждой точки острова можно лицезреть самую высокую точку Португалии. Доходило до форменного ребячества – мы отворачивались, гуляли, травили байки, а потом вдруг внезапно поворачивались и проверяли на месте ли Пику. Пику в свою очередь сначала смущенно куталась в легкие разноцветные облачка, а потом и вовсе скрылась под большой серой тучей, лишь иногда показываясь наружу, будто играла с нами в ту же игру.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Файал – это обязательный промежуточный пункт для яхтсменов мира при пересечении Атлантики,  а Орта – их Мекка. Яхты со всего света, о чем свидетельствуют флаги разных стран, можно увидеть в марине, а команды – в кафе Peter Cafe Sport, ставшем международным клубом яхтсменов на просторах Атлантики.

 Причал и стена мола вокруг гавани Орты – разноцветный ковер из сотен «автографов» яхтсменов со всего мира, с названиями судов, именами, датами, девизами и картинками. Очень мудрые и красивые слова оставили яхтсмены из Франции: «Сделай так, чтобы мечта изменила твою жизнь до того, как жизнь изменит твою мечту».

Этот прекрасный солнечный день мы провели как ленивые тюлени - загорая и купаясь в океане, придав активному познавательному отдыху легкий оттенок пляжного. Пляж Porto Pim в Орте расположен в тихой укрытой от океанских волн бухте и покрыт серо-золотистым песком.

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вообще на островах пляжей с песком и пологим дном мало. Острова еще слишком молоды для того, чтобы из них сыпался песок. На самом деле это недалеко от истины. На островах, появившихся в результате вулканических извержений, песок образуется спустя миллионы лет – в результате разрушения горных пород. Архипелаги Канары, Мадейра и Кабо-Верде уже «старички» в этом плане, а Азорским берегам до золотых пляжей еще очень долго придется бороться с волнами и ветром и проигрывать эту борьбу метр за метром.

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По пути с пляжа мы забронировали на вечер столик в знаменитом на весь яхтенный мир кафе Peter Cafe Sport. Заказ принял сам хозяин - Жозе Азеведу. Об этом кафе стоит рассказать отдельно. Здесь собирается особая публика – яхтсмены, шкиперы, морские волки со всего мира.

Жозе-прадед открыл торговый дом, где продавались местные сувениры - вышивки, кружева, корзины, а также напитки. Его сын (Жозе-дед) позднее назвал заведение «Кафе Спорт», так как увлекался спортом - был футболистом, занимался греблей, бильярдом. Ему в те годы помогал сын – Жозе-отец. Во время Второй мировой в Орте стояло английское судно «Лузитания II», которое было центром связи для британских судов. И один из офицеров с «Лузитании» прозвал Жозе-отца Питером — он напоминал ему маленького сына, который остался на родине, в Британии... И вскоре в Орте все знали Жозе Азеведу как Питера. Вот откуда второе название кафе.

Жозе Азеведу был одним из тех, кто превратил Орту в обязательный пункт захода яхтсменов. Он встречал яхты на подходе к порту, помогал оформлять все необходимые документы, а на берегу показывал, где можно помыться, отремонтировать мачту и паруса. А кафе служило обменным пунктом и почтой до востребования.

 

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сегодня ни один уважающий себя яхтсмен и знающий эту историю турист не покидает остров, не посетив это знаменитое кафе. Так и мы приобщились к богатой морскими байками и пропитанной духом путешествий истории кафе. Мы отлично поужинали под завистливые взоры тех, кто не сориентировался днем и не забронировал вовремя столик. А на память оставили сеньору Жозе сувенир из России – магнит-матрешку, которую он тут же приспособил у себя за столиком.

 

10 августа, вторник. Файал

 

 
 
 
 

На следующий день за нами приехало такси, и мы отправились на экскурсию по острову.

Мы выехали из Орты и направились вдоль побережья острова. С высоты холма мы полюбовались Пику, нежащейся в утреннем солнце, увидели Орту, раскинувшуюся у океана, залив в разрушенном кратере, старую мельницу и азорских коров.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Файал еще называют Синим островом, потому что его вдоль и поперек пересекают заросли гортензий. Гид остановил машину у живописной ограды из сине-сиренево-голубых цветов, мы насладились видом, и тут он позвал нас в небольшой темный туннель, который мы сперва и не заметили.

 
 
 
 

 

На выходе из него у нас перехватило дыхание – мы оказались на небольшой смотровой площадке в кратере древнего вулкана Caldeira. Он образовался около 10 тысяч лет назад, когда в процессе извержений и землетрясений конус вулкана осел вниз, выдавливая массы лавы и горных пород наружу. И эти долгие тысячи лет постепенно обрастал травой и гортензиями, будто укрывался зеленым бархатным ковром, а дождевая вода формировала небольшие озера.

 
 
 
 

 

Спустившись с кратера к побережью, мы отправились на обед. Гид долго пытал нас, выясняя, что мы предпочитаем – мясо или рыбу. От этого зависело, в какой ресторан он нас повезет. В итоге он повез нас в ресторанчик на самом берегу океана, где его давний друг приготовил нам ароматного цыпленка гриль и пожарил свежую рыбу. С рыбой вышло весело – мы заказали рыбу-меч, которая значилась в обширном меню, но сконфуженный хозяин извинился, что сегодня рыбу-меч не удалось поймать, но зато только что его рыбаки поймали жирного морского окуня, а подают к столу они только свежевыловленную рыбу, и если мы не против – то нам пожарят его. Ну конечно мы согласились и ни капли не расстроились замене!

Оттуда мы направились на северо-запад острова, к более молодому, а значит более интересному вулкану.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И вот мы в таинственном месте Ponta dos Capelinhos – перед нами расстилалось черное без единой травинки и непонятной формы нагромождение скал, камней и пепла.

Именно здесь и произошло самое последнее азорское извержение вулкана в 1957 году. На самом деле тогда остров заканчивался там, где стоит вот этот маяк, а на месте всего этого инопланетного пейзажа тогда плескался океан.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Извержение началось ранним утром 27 сентября 1957 года глубоко под водой и продолжалось с разной степенью активности с сентября 1957 по октябрь 1958 года. Пепел, камни и куски горной породы вырывались из океана на высоту более 1 км, сыпались вниз и тоннами оседали в этом месте. В результате серии извержений осевшие камни и пепел сформировали маленький остров с кратером посредине, а потом он соединился с Файалом, так территория Файала увеличилась на 2.5 кв.километра.

Очень трогательная история того времени рассказывает о смотрителе маяка. Когда началось извержение, и в небо поднялось гигантское облако камней и пепла – он не покинул маяк, хотя находился ближе всех к эпицентру, а освещал дорогу жителям соседнего селения, которые покидали свои дома в темноте и страхе.

Маяк остался как напоминание об извержении и теперь внутри него находится интереснейший музей – здесь собраны камни и минералы, вулканические бомбы разных форм и фотографии того страшного события. А еще местные вулканологи сняли интереснейший фильм о вулканической активности на Земле и сделали красочные экспозиции о формировании Азорских островов, здесь же можно услышать в записи звуки реального извержения того вулкана.

Мы испытали одновременно и первобытный страх перед земной стихией, которая каких-то 60 лет назад бушевала здесь, и восторг от осознания процесса формирования всех Азорских островов, и преклонение перед мужеством жителей, которые спасались от вулкана и спасали своих соседей, и любопытство при осмотре всех собранных здесь вулканических пород, и благоговение перед Жизнью, благодаря которой через пятьдесят-сто лет на месте черной безжизненной пустыни будут цвести гортензии и пастись коровы.

Заканчивая экскурсию, наш гид посоветовал нам сходить в ресторан, который был расположен буквально в нескольких метрах от порта. Еда там, как он сказал, имеет совершенно необыкновенный вкус, а секрет приготовления кроется в том, что посетители готовят ее сами. Нас заинтересовала такая реклама, и мы заказали столик на вечер четверга.

Вечер мы провели на пляже, наблюдая за ящерицами, которые прыгали по камням и дрались друг с другом, пытаясь поделить печенье.

 

11 августа, среда. Сан Жорже

Рано утром мы отправились в порт, оттуда отправлялся паром до острова Сан Жорже. Маршрут парома с Файала на Сан Жорже проходит через Пику, где делается две остановки.

 
 
 
 

Поездка занимает полтора часа, за которые успеваешь насладиться всеми прелестями морской прогулки – ярким солнцем, соленым ветром, синими волнами и потрясающими видами Пику. В Velas, где пристал паром, нас встретил Антонио – наш гид по острову. Планируя нашу экскурсию, мы подгадали так, чтобы с нами провел день именно он, потому что это уникальный человек – владелец отеля и туристической фирмы, художник, скульптор и писатель, у себя в мастерской он изготавливает керамику и азулежу, а в свободное время (видимо в его сутках гораздо больше 24х часов) он проводит экскурсии по родному острову.

Остров Сан Жорже с высоты полета самолета и на карте похож на нож – длинный, вытянутый, с рукояткой с одной стороны и лезвием – с другой. У острова фактически два побережья – южное и северное. А восточное и западное по сути не существуют – это обрывы по краям острова. При длине в 56 км остров очень узкий – всего 8 км поперек, и достаточно высокий – средняя высота острова 700 м. Фактически это одна большая каменная скала, созданная серией извержений, продвигавшихся с востока на запад.

И тем не менее здесь с 15 века живут люди и пасется скот, причем в самом поразительном соотношении – на 10 тысяч человек населения приходится 20 тысяч коров, то есть по 2 коровы на брата. Это и определяет основную статью экономики острова – сыр и молочные продукты. Сыр с острова Сан Жорже славится не только на архипелаге, но и в континентальной Португалии, да и по всему миру. Он отличается своеобразным терпко-острым вкусом, причем это зависит от срока его выдержки – чем старше головка сыра, тем острее ее вкус.

 
 
 
 

 

 

 

Сначала мы посетили местную мастерскую, где ткут и прядут различные текстильные изделия – салфетки, скатерти, покрывала. Местные мастерицы в целях сохранения традиций используют только старинные ткацкие станки и натуральные нитки и красители, которые получают из растений, яичных желтков, ягод, цветов и всего, что дает природа.

 

 

 

 

 

 

Затем мы двинулись по южной оконечности острова в сторону деревни Urzelina, справа по курсу постоянным ориентиром правильного направления была Пику. По дороге мы встретили группу перепуганных немецких студентов – они нашли у дороги огромного буревестника, он был жив, но не взлетал и не убегал.

 
 
 
 

 

Мы вышли из машины, первый осмотр показал, что крылья у него не сломаны, и вообще птица в порядке. Антонио объяснил, что буревестники ведут в основном ночной образ жизни, потому что планктон и кальмары, которыми они питаются, поднимаются к поверхности только ночью. А днем они преспокойно спят в своих гнездах, устроенных по обрывам океана. Поэтому мы оставили птицу в покое, зная, что с наступлением ночи она снова взмоет в небо и, кружа над океаном, будет переговариваться с сородичами на своем странном птичьем языке, похожем на смех ребенка.

 

 

Деревня Urzelina, к которой мы подъехали, известна тем, что здесь в 1808 году произошло извержение одноименного вулкана. В мае 1808 года остров трясло по 8 раз в час, и в итоге лава уничтожила практически все поселение - постройки, пастбища и угодья. Извержение сопровождалось выбросами удушающих газов и карбоновой кислоты, лава и ядовитые испарения смешивались с водой, и у побережья стоял зеленоватый туман из смеси газов и пара, содержащих хлор и серу, которые были крайне вредны для людей и для растений.

 
 
 
 

 

История сохранила одно из чудесных свидетельств того времени – колокольню местной церкви. Лавовые массы устремились вниз с горы, раскаленная река понеслась прямо на церковь и сожгла ее дотла, но не тронула колокольню, в которой хранились реликвии для богослужений и праздников. Жители верят, что именно Святой дух спас колокольню от ужасной участи.

В 1850 все виноградные плантации острова уничтожила филлоксера – насекомое семейства тлей, опаснейший вредитель винограда. Так островитяне остались без одной из своих статей дохода - виноделия.

Все истории, связанные с вулканами и другими событиями, коснувшимися островов, вызывают подлинное уважение к людям, жившим в те времена. Ведь как наверное было страшно, больно и трудно видеть, как проснувшиеся в недрах земли огненные реки уничтожают дома, коров, сады и поля. И каждый раз они начинали заново – строить, сажать, пасти, жить.

 

 

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мы вышли на берег океана и долго любовались волнами, разбивающимися о застывшие в причудливых формах лавовые массы. Сделав несколько фотографий на фоне океана и скал, мы с ужасом и восторгом увидели результат на экране фотоаппарата – казалось, будто мы ходим по еще не остывшей булькающей лаве. Такой эффект создает вулканический шлак красного цвета, который вперемешку с продуктами вулканической деятельности - пемзой и базальтом - лежит по берегам острова.

 
 
 
 

В небольшой деревушке Санта Барбара мы зашли в местную церковь и долго изучали местные реликвии и подношения прихожан, сделанные из серебра и выставленными на всеобщее обозрение. Атмосфера в этих маленьких поселениях и приходах совершенно волшебная, иной раз даже не знаешь, как к этому относиться - настолько непривычно, что жители здороваются и улыбаются, а узнав, что мы из России и можем немного изъясняться на португальском – ведут к себе в дом и показывают, как они живут. Эта открытость, искренность, отсутствие фальши и напускной важности могут растопить даже самое черствое сердце.

Пообедав в компании шумных американцев в ресторанчике на берегу океана, мы пересекли остров поперек и начали изучение его северной оконечности. Север острова, хотя и находится в восьми километрах от юга, сильно отличается от него – рельеф здесь более резкий, практически отвесные скалы, густые леса. Как рассказал нам Антонио – все на севере устроено по-другому – здесь медленнее созревают растения, позднее зацветают цветы; теплолюбивые культуры, такие как виноград, люди стараются сажать только на южном побережье.

 
 
 
 

 

Однако здесь есть совершенно потрясающие ландшафты – это так называемые faja, небольшие плоские террасы на уровне моря, образовавшиеся после оползней, вызванных землетрясениями или при стекании лавы в океан. 30 из 46 террас, опоясывающих остров, находятся на северной оконечности. Террасы славятся своей плодородной почвой и особым микроклиматом, но в силу того, что добираться до них сложно, а порой совершенно невозможно – только на некоторых есть небольшие поселения, остальные же остаются необжитыми. На одной мы увидели небольшие уютные домики – в России мы бы назвали это дачами, здесь островитяне живут летом, чтобы быть поближе к океану и просто отдыхать от повседневной рутины.

На другой – faja de Santo Cristo – есть небольшое прозрачное пресное озеро, куда периодически во время штормов переливается вода из океана. Это райское место для рыбалки – рыбаки с помощью различных типов сетей в океане и в лагуне ловят морского угря, мурену, леща, кефаля.

 
 
 
 

А еще здесь выращивают устриц, которых подают в ресторанах наверху на острове. Устрицы, понятное дело, практически штучный товар и стоят достаточно дорого, но есть определенный день, когда всем жителям острова разрешено приехать на faja de Santo Cristo и собирать их к своему столу в неограниченном количестве.
Раньше на террасе работала мельница, были сочные пастбища, и молоко отсюда ценилось более другого, здесь росли кукуруза, виноград, сладкий картофель и капуста. Но землетрясение 1980 года вызвало оползни по краям террасы, уничтожило телефонную сеть, жителей эвакуировали вертолетами Португальских ВВС. Многие из них поселились в других местах на острове, другие эмигрировали. Сейчас из 50 старых домов некоторые восстановлены, а большинство заброшены. Но именно благодаря своей недоступности эта faja является одним из самых красивых и нетронутых пейзажей на острове.

 
 
 
 

 

Потрясающее зрелище ждало нас на вершине скалы – стоя на северной оконечности Сан Жорже, на горизонте мы увидели острова Грасиоза и Терсейра. А через некоторое время, вернувшись обратно на юг, с такой же высоты мы увидели Пику и наш родной Файал.

В маленьком кафе мы заказали кофе, но не простой, а тот, который растет здесь, на Сан Жорже. Хозяин даже показал нам ветки кустов, на которых действительно зрели кофейные зерна. Непривычно было видеть их такими - зелеными, мягкими и влажными на ощупь. Им до столика в кафе еще предстоит долгий путь – вызреть, быть собранными, обжаренными, перемолотыми, сваренными и налитыми в виде ароматного напитка в крошечную кофейную чашку.

Вернувшись в порт Velas, мы прогулялись по городку, в супермаркете запаслись сыром разной степени остроты и в ожидании парома любовались Пику, уже готовящейся к встрече с нами завтра.

 
 
 
 

 

12 августа, четверг. Пику

Утренним паромом мы отправились на Пику, остров только просыпался, и вершина нежилась в белоснежном покрывале облаков и рассветных лучах солнца. Нас встретил водитель-гид, и мы поехали изучать новый остров, начав с северного побережья, обращенного к Сан Жорже.

Первое впечатление от острова выражается одной фразой – и на камнях растут деревья. Все побережье острова, куда бы мы ни подъезжали, выглядит как беспорядочное, стихийное нагромождение застывшей лавы, камней, горных пород, спекшихся и слившихся воедино. И это нас уже не удивляет, ведь Пику как и все Азорские острова – вулканического происхождения, причем из всего архипелага – самый молодой, то есть сформировавшийся последним. Гора Пику посреди острова – тот самый остывший вулкан и по совместительству – самая высокая точка Португалии (2351 м).

 
 
 
 

Остров Пику известен в мире, а как рассказал нам гид – более всего в России. И не из-за того, что является верхушкой Португалии, а потому что имеет давние связи с нашей страной. Ведь вина с Пику издавна поставлялись к столу русских царей. Виноградники на Пику начали сажать францисканские монахи, которые встретили здесь климатические условия, идентичные родным сицилийским. Они и привезли сюда различные сорта винограда, среди которых самый известный - Verdelho. Азорское вино в 17-18 веках экспортировалось в большинство стран Северной Европы и было включено в меню королевских банкетов.

 
 
 
 

Слава о нем дошла и до русских царей, которые стали едва ли не основными потребителями волшебного напитка. Говорят, несколько бутылок Verdelho Pico хранится в подвалах бывшей царской России (где эти подвалы - неизвестно, да и вряд ли вино долежало до наших дней, с нашей-то национальной особенностью).

Вспыхнувшая в конце 19 века эпидемия мучнистой росы, а затем филлоксеры довольно быстро уничтожила лучшие виноградники Европы, а на торговых судах зараза попала и на остров. Листья жухли и опадали, новые побеги были слабы, виноград не вызревал, и за три года лоза погибала, у выкорчеванных умерших лоз как будто не было корней! Так погибли почти 90% виноградников острова…  Но это были бы не азорианцы, если бы они опустили руки и смирились с потерей. С терпением, упорством и верой, постепенно, год за годом, лоза за лозой они восстанавливали свое сокровище…

Мы отправились к виноградникам, расположившимся по всему подножию горы. Это на редкость странное зрелище – базальтовые камни разного размера сложены в виде колодцев или маленьких домиков без крыши, и эти каменные квадраты заполняют ярко-зеленые листья и грозди виноградников. Лозу высаживали в этих странных разломах, оставшихся после извержения, чтобы виноградники были защищены от ветра, и в то же время сохранялась необходимая влажность почвы. А еще камни за день накапливали тепло и ночью продолжали греть ветви и грозди, тем самым создавая уникальную температурную среду, в которой виноград вызревал сочным и пропитанным солнцем.

 
 
 
 

 

Мы заехали в деревушку, где сохранились винные погреба и продегустировали то самое вино Verdelho, которое наверняка подавали к столу Петру Первому и Екатерине Второй. Бархатный напиток с изысканным послевкусием и великой историей приятно разливался по телу, как будто наполняя его теплом азорского солнца и капельками океанского бриза.

 

 

 

 

 

 

 

 

Затем мы отправились к океану, здесь лава, после извержения вулкана стекавшая в океан, образовала немыслимые серо-черные гроты и арки, все побережье усыпано черными камнями и валунами разного размера и выглядит мрачно и устрашающе.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Но природа сама создает равновесие, ведь так не бывает, чтобы все в ней было излишне сурово… И подтверждение этому – славный маленький базальтовый щенок, причудливо созданный остывшей лавой. Это место так и зовут – Cachorro.

 
 
 
 

 

Традиционная архитектура Пику не похожа на другие острова. Жители используют для строительства материал, который буквально лежит у них под ногами – черные вулканические камни. Раньше их вытесывали вручную, теперь это делает строительная техника. Пикучане редко отходят от этого серо-черного стиля, который на первый взгляд кажется мрачным, но в окружении яркого солнца, синего океана и зеленых виноградников выглядит стильно и изыскано, а самое главное – жители сохраняют традиции своих предков.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Далее по побережью мы заехали в Sao Roque, где посетили музей в здании бывшей китобойной фабрики. Китобойный промысел на Азорах появился в 18 веке с появлением здесь китобоев из Англии, Америки и Канады. Дефицит плодородных земель, вулканическая активность и прочие невзгоды заставляли азорианцев использовать просторы океана и его богатства для выживания.  Для островов эта отрасль была основой экономики, ведь в хозяйстве использовалось все – китовий жир для освещения, смазки механизмов, в производстве шерсти, кожи и мыла, скелет для строительства и отделки, костная мука для удобрения земель, переработанные внутренности в качестве пищи для скота. Гибкий китовый ус применялся в производстве различных изделий – спиц зонтов, бюстгальтеров, обручей юбок. Из жира кашалота готовили высокого качества бездымные свечи. Амбра, добываемая только из кишечника кашалота, была чрезвычайно ценным ингредиентом в парфюмерии.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С другой стороны, китобойный промысел формировал культуру и традиции островов, китобоев уважали и встречали с добычей как героев. Сейчас охота на китов на островах запрещена, ведь многие виды китов находятся на грани исчезновения. То, что долгое время было частью повседневной жизни, необходимым средством для выживания и надеждой на лучшее будущее, ушло в историю. Не дожидаясь протестов зеленых, на Азорах в 1980х годах прекратили китобойный промысел, и его с успехом заменили поездки туристов на лодках с целью наблюдения и фотографирования китов и дельфинов. Фотоохота, так сказать.

 
 
 
 

У фабрики мы обнаружили симпатягу-лабрадора, который смирно дожидался хозяина, и как все азорианцы проявил себя добрым, веселым и гостеприимным местным жителем.

И вот наконец мы поехали в горы, с подъемом становилось все холоднее, вершины холмов окутывал туман, а с вершин открывались волшебные виды на побережье.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Коровы, как и на всех островах, пасутся практически везде, где есть сочная зеленая трава, даже на такой высоте. Здесь мы наблюдали буквально военную дисциплину – коровы знают свое расписание на день очень четко, на дойку ходят строем, даже кормление телят у всех происходит одновременно. Что уж тут удивляться вкусу и нежности местных молочных продуктов, если даже сами животные знают, как важно все делать в отведенное для этого время – есть, кормить, доиться!

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Признаться честно, мы планировали восхождение на Пику, естественно не параллельно с экскурсией по острову, а в отдельный день. Но обстоятельства сложились так, что мы не решились на восхождение в этот раз. С одной стороны, жаль, потому что те, кто преодолел себя и поднялся на вершину Португалии, рассказывали о своих незабываемых впечатлениях и прекрасных видах с горы. А с другой, должно же остаться что-то, что мы не сделали и не увидели, чтобы вернуться сюда еще раз!

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По южному побережью мы вернулись в Мадалену, столицу Пику, вместе с отдыхающими на импровизированных пляжах жителями порадовались прекрасной погоде, отведали ароматного кофе с пирожными (это стало незыблемым ритуалом в Португалии) и отправились на пароме на Файал. Ведь нас еще ждало собственноручное приготовление ужина в ресторане!

Столик для нас был заказан на втором этаже, у окна с видом на порт и яхтенную марину. Официант принес салат, специи, хлеб, картофель фри и странного вида конструкции, которые поставил перед каждым. Это что-то вроде подноса с тремя отверстиями для пиал с соусами и большим углублением посредине. Мы озирались по сторонам в поисках подсказок от других посетителей, но рядом сидели только веселые от вина голландцы, которым уже было не до советов новеньким.

 
 
 
 

И вот к нам двинулась процессия официантов, в маленьких стальных сковородках они несли раскаленные каменные квадраты из базальта, а последний нес большую тарелку со свежими сырыми мясом, птицей, рыбой, осьминогами и креветками.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Камни выложили нам на подносы, и мы начали стряпню. Я сначала сомневалась, что можно прожарить мясо и рыбу таким оригинальным способом, но от камней исходил такой жар, что скоро стало понятно, что не только можно, но и делается это очень быстро. Мы жарили кусочки, обмакивали в соус, запивали белым вином, а когда камни остывали, нам приносили новые, только из печи. После полного впечатлений дня ужин из свежих местных продуктов, приготовленный собственноручно, по своему вкусу, со своим соотношением соли, специй и масла был просто восхитителен!

 

13 августа, пятница. Файал

Последний день на Файале мы провели на пляже, загорая, купаясь, вспоминая посещенные новые острова и в предвкушении вечерней встречи со ставшим нам родным Сан-Мигелем.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Интересно, что Пику и Файал разделяет небольшой пролив в 8 км и относительно небольшая глубина – 100-150 м. А вот Пику и Сан Жорже в силу того, что находятся на разных подводных горных массивах, разделяет глубина в 1,2-1,5 км. Геологи прогнозируют, что Пику и Файал в результате серии извержений в будущем объединятся в один остров, который превзойдет по размерам Сан-Мигель (самый большой остров Азорского архипелага). И похоже жители Пику и Файала втайне надеются, чтобы это произошло как можно быстрее. Конечно же, они шутят, но в глубине души, как и везде в мире, у жителей меньших по размеру и отдаленных территорий присутствует легкая зависть к главному острову и столице.

Ну а для нас, так как мы два года назад посетили его первым, Сан Мигель навсегда останется в нашей памяти первым и любимым райским островом, полным природных красот и чудесных видов.

Мы пообедали в кафе с родным названием Волга, правда, как мы ни выведывали, официанты так и не смогли нам объяснить, откуда взялось русское имя на острове посреди Атлантики. Пришлось наоборот объяснять им, что это наша родная река, чтобы будущие посетители знали, что на Файале есть частичка России, хоть и в виде названия кафе.

 
 
 
 

 

Вечерний самолет набирал высоту, мы попрощались с Файалом, так радушно и гостеприимно встретившим нас, и тут командир экипажа объявил по радио, что сейчас мы будем пролетать мимо Пику, и у нас будет уникальная возможность полюбоваться вершиной острова и Португалии. Наша мечта увидеть остров с высоты вершины сбылась, мы практически коснулись ее крылом, и замерли, завороженные этим видом. Как будто мы протянули руки, прощаясь, а она долго не хотела выпускать их из своих, печально провожая новых друзей и надеясь на их возвращение.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Легкая грусть через каких-то 40 минут сменилась радостью от встречи с нашими друзьями. Прошло два года, а мы снова здесь и готовы к новым открытиям на Сан Мигеле. Нас встретила семья Плесовых (Лариса, Валерий, их сыновья Саша и Вася, Светлана Александровна), с которыми мы уже стали родственными душами, в том числе благодаря Азорам. Они провели с нами всю следующую неделю, показывая красоты Сан Мигеля, рассказывая об истории и культуре острова и делая наш отдых незабываемым.

 

Часть 3. Сан Мигель

 

14 августа, суббота. Сан Мигель (горячий океан)

 

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мы подъезжали к тому месту, где два года назад открыли для себя одно из азорских чудес – горячий океан и не узнавали его. Полуразрушенное здание превратилось в комплекс с термальными ваннами и бассейном на берегу, каменистая тропа к океану – в удобную дорожку, слева появились раздевалки и душевые, спускаться в воду теперь можно по лестницам, а после купания можно полежать на удобных деревянных настилах.

 

 
 
 
 

Оказалось, что местная строительная компания выиграла тендер на благоустройство уникального природного феномена и сделала это настолько органично, что ни одно нововведение не видится признаком цивилизации, хотя и является им на самом деле.

 
 
 
 

 

Мы по-быстрому переоделись и со знанием дела отправились к воде. В небольшой лагуне уже собрались любители невероятных тепло-холодных ощущений. Но почему-то они не качались на волнах в середине (это самое приятное ощущение в горячем океане), а смущенно жались к камням. Я, не придав этому значения, спустилась по лестнице и вот на последней ступеньке поняла, в чем дело. Вода была просто кипяток! Левая пятка, будучи окунутой для проверки еще пару раз и пострадавшая более всех остальных частей тела, мигом передала сигнал в мозг, требуя прекращения пытки. Пришлось вылезти на берег… Видимо, мы слегка припозднились и приехали в разгар отлива, когда вода достигает максимальной температуры.

Расстроенные, мы стали бродить вокруг в ожидании понижения температуры. Но сколько это займет времени? Полчаса, час? Я подошла к краю настила и увидела, как со дна поднимаются пузырьки, ну форменная кастрюля с закипающим бульоном!

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вдруг кто-то обнаружил, что можно спуститься в воду вне лагуны, то есть просто в открытый океан. Так мы и поступили – спрыгнули в обычную воду и стали как акулы кружить вокруг лагуны, на чуток заплывая в нее, проверяя, готов ли организм для купания в кипятке. Наверное, так мы и плавали бы в сомнениях, если бы не появился Саша. Он подошел к воде и спросил – «Чего вы мерзнете в этой воде, вы же на горячий океан приехали?!», спрыгнул в воду и уверенно поплыл в самую середину лагуны. Сначала мы ждали, что он тоже ощутит себя курицей в бульоне и вернется, потом с сомнением приглядывались, не притворяется ли он, что все в порядке, наконец, первой не выдержала я – как это, он смог, а я не могу?! И поплыла за ним вслед.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ну скажем так, вода не стала холоднее, но умный совет расслабиться и двигаться как можно более медленно и плавно помог добраться до середины. Конечно, было горячо как в бане, и страшно. Но одновременно с этим невыразимо приятно! Проверив на нас отсутствие бульонной опасности, народ потянулся в лагуну. А вскоре начался очередной прилив, который принес с собой холодные волны, вода стала менять температуру, создавая тот самый чудесный эффект. Но нам, как первооткрывателям, было лучше всех – мы не сварились! За храбрость мы были вознаграждены двойной порцией шашлыка на пикнике и восхитительным азорским вином.

 

15 августа, воскресенье. Сан Мигель (Файал де Терра)

В этот раз мы выбрали достаточно своеобразную экскурсию – не историческую, не архитектурную, не спокойное путешествие на автомобиле по красивым природным объектам. Мы собрались в некого рода поход – пешую прогулку по юго-восточной оконечности острова. К начальной точке маршрута мы приехали с группой туристов из Голландии на автобусе.

 
 
 
 

 

Файал де Терра – место, откуда и начался остров, вернее, его заселение. Когда в 15 веке мореплаватели открыли остров, они высадились именно здесь – на изрезанное ущельями и высокими лесистыми горами побережье. Эх, если б они только знали, что проплыви они еще немного вдоль южного побережья – они бы нашли пологий берег, тихие бухты и ровные поля, там, где сейчас находятся Понта Делгада и Вила Франка. Но им пришлось строить свои дома и мельницы, пасти скот и рубить лес именно тут. Деревня на берегу служила им постоянным пристанищем, здесь они жили и работали, рождались и умирали. И вроде бы все как обычно… Но в лесу на высокой горе у них был этакий запасной аэродром – еще одна деревушка, с домами, мельницей, участками земли под овощи и пшеницу. Хм, странно… Оказывается, прознав, что на пути из Европы в Индию и Африку (а потом и в Америку) открыты острова, к которым причаливают корабли с грузами приправ и специй, шелков и ковров, золота и серебра, сюда потянулись любители легкой наживы – пираты. Они досаждали своими набегами местным жителям, грабя и убивая, унося припасы и разрушая дома. Тогда народ собрался и решил построить себе тайную деревню, в которую, едва завидев на горизонте пиратские корветы, отправлялось все население побережья. Они забирали с собой все ценное, продукты, скот, и прибывшим разбойникам ничего не оставалось, как отправляться в море на поиски новой добычи.

 
 
 
 

 

Вот этим путем – в тайную деревню мы и собирались пройти.

Дорога началась как веселая летняя прогулка вдоль ручья, под интересные рассказы гида и удивленные вопросы голландцев. Через какое-то время каждый шаг по каменистой дороге, зигзагами извивающейся по холму, стал даваться все труднее. Половина пути, а мы уже на Бог знает какой высоте, дышим с трудом и все чаще прикладываемся к спасительной бутылке с водой. Оставалось еще немного до вершины, организм возмущенно сопротивлялся непривычной нагрузке, пытался сдаться и повернуть назад, а мозг назидательно отмечал, что кому-то стоило бы перестать прогуливать фитнес, и вообще – кто-то давеча планировал совершить восхождение на Пику, вот была бы умора. Но вот, наконец, показалась деревня, ура! Сделав продолжительную паузу, чтобы отдышаться и прийти в себя, мы отправились исследовать тайное пристанище первых поселенцев.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Здесь все осталось так же, как и тогда – небольшие домики, огороды, помещение, отведенное под церковь (о вере жители никогда не забывали, ведь она тоже спасала их от набегов пиратов), древняя прачечная – каменная лохань с выдолбленными на стенке полосами – чтобы стирать белье. Повсюду растут бананы, ананасы и персики. На холмистом пригорке пасется ослик, рядом носятся куры и петухи. А вот людей нет… Из потомков тех, первых жителей, кто-то эмигрировал, кто-то переехал на равнину, кто-то умер, а кто-то просто ленится жить так далеко от дорог, электричества и цивилизации. И поэтому охватывает странное чувство – как будто только что люди пропалывали грядки, пекли хлеб, стирали белье, дети носились за птицей, и вдруг они разом исчезли, а появились мы. Деревня пуста, но жива в нашем воображении, где мы можем придумать какие угодно истории про ее обитателей.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Из деревни мы отправились дальше по тропе, идущей по краю ущелья, слева – горы, справа – заросли ежевики и земляники, а под ними - обрыв. Природа позаботилась о том, чтобы люди не смотрели в ужасе вниз на ниточку горной реки, а наслаждались видами веселых разноцветных ягод. Но наклоняться за ними опасно, о чем предупредил нас гид. Мы пересекли речку, дорогу преграждали корни вековых деревьев, она то поднималась вверх, то спускалась вниз. Повсюду пели птицы, кроны высоченных деревьев скрывали нас от солнца, и мы шли, шли и шли. Наконец вдали послышался какой-то шум, оставалось идти совсем немного, но мы уже практически бежали, потому что знали - впереди нас встречал водопад.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Скрытый от посторонних глаз в лесной чаще, он низвергал потоки воды в небольшое озерцо. Вокруг него лежали немыслимых размеров валуны, поросшие мхом. На одном из них мы и устроили привал и пикник. Гид спросил нас, не хочет ли кто-нибудь искупаться, но предупредил, что вода ледяная, и в предыдущих группах у него купался только один финн, и то в силу национальных особенностей организма. Лучше бы он нам этого не говорил! «Конечно, будем!» – ответили мы, подумав «Что там финны, когда мы – русские!»

Вообщем, вызов был принят. Голландцы, уже потрогавшие воду, с ужасом взирали на наше шествие к воде.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я, мысленно отругав себя за глупый азарт, не доводящий до добра, зашла в воду. Сначала по колено… Вода действительно была холодной, но не настолько, чтобы с визгом от нее отбегать. Посему я спокойно двинулась дальше, окунулась и принялась плавать, гребя изо всех сил к самому водопаду. Но волны от разбивающейся о воду струи не давали подплыть ближе. И вот спустя минут пять я ощутила, что вода-то действительно ледяная, просто пока я энергично двигалась, было терпимо. Ну, спор мы выиграли, пора было вылезать. Кожа горела, глаза блестели, сердце бешено стучало – но как же здорово после изнурительного подъема на гору, долгого похода по узким лесным тропам искупаться в таком волшебном месте!

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Интересное наблюдение - водопад в этом походе пришелся как раз на середину пути и стал этаким апофеозом преодоления – на крутом подъеме на гору, на лесных тропах, на шатких мостках, и наконец, в ледяной воде мы преодолевали себя, через испытания открывая в себе новые ощущения и эмоции. Возвращаться на побережье было проще, потому что самое трудное было пройдено, потому что мы шли не в ожидании нового, а в осознании его свершения.

В деревенском кафе мы подняли бокалы белого азорского вина за личный подвиг каждого и под уважительные взгляды голландцев отправились домой, в Понта Делгаду.

 

16 августа, понедельник. Сан Мигель (Сете Сидадеш)

С самого утра нас терзали смутные сомнения насчет погоды – небо было серым, пасмурным, грозило дождем, а не успели мы проехать и пары километров, разразилось мелкими грустными каплями. В этой поездке для нас была важна именно погода! Ведь мы ехали в район Сете Сидадеш, к знаменитым озерам-близнецам, но не на прежнее место, а на новые смотровые площадки, с которых (по рассказам) открываются волшебные виды. И вот такая засада… Загрустило небо, а вслед за ним и наша гид Мария. Ее можно было понять – ведь в плохую погоду смысл поездки пропадал, так как с высоких гор не разглядеть озера и океан, скрытые под одеялом из дождевых облаков.

 
 
 
 

Не имея привычки отчаиваться, мы просто наслаждались дорогой и рассказами Марии об истории возникновения Азорских островов. Азорский архипелаг – часть подводной гряды под названием Макаронезия, куда входят 5 архипелагов: Азоры, Канары, Кабо-Верде, Мадейра и острова Селваженш. По-гречески «макаронезия» значит «блаженные острова». И в этом названии они точно передали волшебство и загадочность этих райских мест в Атлантическом океане. Фактически все эти острова – вулканического происхождения и являются верушками гор, скрытых под водой. Все они появились в разное время – от миллионов до нескольких тысяч лет назад в процессе извержений. Вулканические процессы придали островам необычный ландшафт – жерла кратеров превратились в озера, стены поросли лесами и травой, горные речки спадают водопадами на землю и питают влагой апельсиновые и персиковые сады, кипящие фумаролы соседствуют с минеральными источниками. Однако самые красивые слова все же не передают красоты и загадочности пейзажа.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По-прежнему шел мелкий дождь, а по мере того, как мы поднимались выше в горы – нас окутывал туман. Мы подъехали к озеру Canario, по крайней мере, так гласила табличка. Мария грустно констатировала – вы ничего сегодня не увидите. Но мы уговорили ее прогуляться к озеру просто чтобы подышать влажным воздухом и размяться. Где-то в глубине души мы надеялись, что погода наладится, однако предпосылок к тому не было никаких.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тропинка к озеру шла через лес, стволы деревьев поросли мхом, а корни срослись в причудливом узоре. По поверхности озера размеренно проплывали низкие облака, они цеплялись за вереск, растущий по берегам, и тянули за собой еще вереницу серых туч. У меня было ощущение, что где-то здесь обитает та самая собака Баскервилей, настолько фантасмагоричный был пейзаж. Облака на минуту взмыли вверх, открывая нам вид на все озеро и его берега. Недаром остров Сан Мигель называют зеленым островом. Здесь каждый уголок природы открывает все новые оттенки, будто зеленому цвету было одиноко одному, и он придумал себе братьев и сестер - салатный, болотный, изумрудный, нефритовый.

 
 
 
 

Нас порадовала внезапная возможность увидеть красочные пейзажи, и уже с большей уверенностью мы с Марией двинулись вверх – на площадку, с которой открывался вид на ущелье, три озера и океан. Мы шли вдоль обрыва по краю горы, а справа как будто плескалось свежее азорское молоко – настолько густым был туман. Казалось, что это конец света в буквальном смысле – то есть вот мы, а шагни два шага вперед, и вот пустота. Я ушла вперед на разведку, чтобы доложить отряду обстановку. Но я забыла про свое задание и вообще про все на свете, когда порыв ветра вдруг снял туманное покрывало с ущелья и открыл моим глазам это великолепное зрелище. На горизонте плескался океан, потом возникали холмы и горы, в старых кратерах разными цветами переливались озера, а по сторонам уходили вниз глубокие ущелья, покрытые сочной травой и гортензиями.

Мы стояли на краю смотровой площадки как на носу «Титаника», раскинув руки в восторженном порыве, как будто пытаясь охватить все это великолепие, не упустив ни единой детали. Казалось, что мы оказались на земле спустя каких-то 5 минут после того, как Создатель закончил свой последний мазок на холсте.

 
 
 
 

 

Спустившись с холма на другую смотровую площадку, мы снова увидели озера-близнецы. Их мы видели уже не раз, и сегодня, и два года назад. Но что интересно – с каждой новой точки знакомое и изведанное преподносит сюрпризы и открывает новые тайны.

 
 
 
 

Наконец мы спустились в селение Сете Сидадеш, там Мария отвела нас в маленькое кафе, чтобы мы попробовали местный капучино. Ну что сказать – кофе в Португалии уже зарекомендовал себя самым вкусным в Европе, но этот по вкусу превзошел даже кофе с континента. Тут мы уже не выдержали и начали пытать Марию, чтобы она раскрыла нам секреты этого волшебного напитка.  Она рассказала нам, что португальцы – кофейная нация, кофе они любят, ценят и понимают. А все потому, что у них издавна был большой выбор, ведь бывшие португальские колонии - Бразилия, Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде - все поставляют кофе в Португалию. Поэтому стандарты качества для кофейных зерен в Португалии очень высоки. И самым лучшим здесь считают, как ни странно, не бразильский, а африканский кофе. Ведь именно Африка – историческая родина кофейного дерева, поэтому неудивительно, что именно на этом континенте выращивают лучшие в мире сорта кофе, потому что в силу особенностей климата и более жаркого и равномерно греющего солнца, зерна из Африки имеют изысканный вкус и аромат. Кроме того, чашка кофе в Португалии - это результат сочетания качественных сортов кофе, правильного помола и грамотной техники заварки. Капучино в Сете Сидадеш был великолепен, но пора было двигаться дальше.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На южном побережье мы полюбовались синим океаном и отколовшимися от острова маленькими островками, каждый из которых похож или на животное, или на человека. Тут уже каждый придумывал название в меру своего воображения. Я увидела слона, пьющего воду из океана и деревенский домик. А потом Мария показала нам чудное место – странный пятачок земли посреди обрыва, она попросила кого-нибудь встать туда и громко сказать что-нибудь. Со стороны это вызывало безудержный смех. Но когда я встала и громко сказала: Ola Portugal, то от удивления чуть не потеряла дар речи. Было такое гулкое эхо, как будто я кричала в трубу. Оказывается, именно здесь под землей начинается разлом, который уходит далеко в горы, в подземные пещеры, и эти пустоты дают такой акустический эффект.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А дальше нас ждал обед, но непростой! Мы всегда, путешествуя по странам, мечтали попасть домой к местным жителям, чтобы увидеть их повседневную жизнь – что они едят, какая у них мебель, как они украшают свое жилище. А здесь в экскурсию был включен обед в традиционном доме на острове. Можно представить, как мы ждали этого дня!

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Принимала нас хозяйка – донна Оливейра. Ей немного за 60, она с помощницей живет в большом доме 18 века постройки и один-два раза в неделю принимает небольшие группы туристов из разных стран у себя на обед. У донны Оливейры 8 детей, все они уже взрослые, кто-то живет на континенте, кто-то остался на Сан Мигеле, есть уже и внуки. И когда дети повзрослели и стали жить отдельно, она взяла на себя такую благородную и достойную уважения миссию – делиться с людьми из разных стран культурой, обычаями, кухней Азорских островов.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нас встретили как дорогих гостей – очень приветливо и гостеприимно. Сначала нам предложили аперитив и закуски – хлеб с мясным паштетом и сыры, и наконец, пригласили в гостиную к столу. Помощница хозяйки принесла суп, потом фасоль, запеченные яйца, мясо. К столу было подано охлажденное белое вино, а на десерт – ананас из собственной теплицы и сладкий джем из апельсинов. Каждое блюдо было вкусным и необычным. Но более всего меня удивило то, что мы действительно окунулись в атмосферу традиционного португальского дома, где до сих пор семьи обедают вместе, украшая стол белоснежными скатертями и используя серебряные приборы, передающиеся из поколения в поколение.

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

После обеда нам показали дом – комнаты хозяев, детей, сад и ананасовые теплицы. А потом к хозяйке приехали дети с внуками, они так же радушно приветствовали нас, удивляя своей искренностью и открытостью. Ведь честно признаться, редкий человек в России сейчас готов пригласить в свой дом незнакомых людей, просто чтобы поделиться частичкой своей культуры и оставить у них воспоминания о гостеприимстве на всю жизнь. Именно с такими теплыми и благодарными чувствами мы возвращались в Понта Делгаду.

 
 
 
 

 

 

17 августа, вторник. Сан Мигель (Фурнаш)  

Во вторник мы были приглашены на день рождения! Фатима изучает русский язык и в прошлом году с мужем посетила Россию в составе туристической группы. Мы встречались с ней в Москве и изредка переговаривались по скайпу, а теперь, узнав, что мы приезжаем, она с радостью пригласила нас на свой праздник.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С утра мы выехали в Фурнаш, где живет эта семейная пара, и едва доехав до озера, тут же бросились к фумаролам. Несмотря на страх, который внушает это место, где природа громко заявляет «Осторожно, рядом вулканы!», и на безумный жар и запах, исходящие от кипящих грязевых источников, нас тянет туда как магнитом. Булькающая грязь завораживает не хуже горящего костра или лесного водопада. И вот мы снова оказались у холмиков с номерами. Мы уже знаем, что где-то там, в недрах земли готовится вкуснятина – тушеное мясо с овощами. И это будет главным блюдом на праздничном столе. Фатима предъявила номерок, и нам откопали огромную кастрюлю с деликатесами, которую мы погрузили в машину и отправились праздновать к ним домой.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нам повезло дважды побывать у островитян дома. И если обед у донны Оливейры был официальным и изысканным, то праздник у Фатимы был дружеским и непринужденным. Мы с интересом изучили дом, в котором они живут, услышали историю их семьи, отведали тушеное мясо и овощи, запивая белым вином с Пику. После обеда к столу подали ананас и aguardente - спиртной напиток, который делают из остатков винограда, на вкус как хороший виски или ром, фактически это невыдержанный винный спирт. Интересно, что португальцы употребляют крепкое спиртное не до или во время пищи, как принято у нас, а после – это способствует лучшему пищеварению и долгим интересным беседам.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мы долго сидели за столом на террасе, сравнивали обычаи и традиции наших стран, мы с Фатимой проверяли друг друга на знание языка и только под вечер распрощались как лучшие друзья, договорившись встретиться следующим летом.

 

18 августа, среда. Сан Мигель (дельфины)

В среду нам опять была нужна ясная солнечная погода, ведь мы отправлялись в открытый океан – наблюдать за китами и дельфинами. Это достаточно молодой и очень увлекательный вид активного отдыха на островах. Прибрежные воды Азорских островов населяют разные виды дельфинов: атлантический бутылконос, серый дельфин, атлантический пятнистый дельфин, атлантический полосатый дельфин, а китов насчитывается 23 вида, что составляет треть от всех существующих видов.

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Туристам предлагается посмотреть на китов и дельфинов в естественной среде обитания со специально оборудованных судов. На островах с успехом используют наследие китобойного промысла – специально обученные люди с раннего утра занимают позиции по периметру острова в каменных конструкциях, похожих на амбразуры, в узкое и длинное оконце хорошо видно океан, и если на горизонте появляются киты или дельфины, то смотрящий по рации связывается с судами и передает им координаты, куда нужно плыть.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Прежде чем выйти в океан, мы получили инструктаж от организаторов поездки – они рассказали, какие виды китов и дельфинов мы можем встретить в это время года, как будет проходить плавание и какие меры предосторожности необходимо соблюдать.

Итак, мы облачились в спасательные жилеты, сели в лодку и вышли из марины в открытый океан. Сначала мы долго плыли, удаляясь от острова, и я уже начала сомневаться, что я что-то увижу, кроме синих волн справа и слева и спины в оранжевом жилете впереди. Но вот кто-то слева издал радостный крик – наконец на поверхности океана появились дельфины. Как актеры, значащиеся в театральной программке, они выныривали из глубин океана в строго означенном порядке. Поэтому первыми появились дельфины обыкновенные.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

Девушка-биолог, сопровождавшая нас, рассказала, что их еще называют белобочки. Это очень резвые и быстроходные дельфины, их скорость достигает 36 км/ч, а прыгучесть впечатляет – вверх свечкой они прыгают до 5 м, а по горизонтали до 9 м.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Затем появились афалины (или бутылконосые дельфины). Они кочуют небольшими стайками, а склонность к прибрежной зоне объясняется придонным характером питания. Афалины двигаются неравномерно, рывками, с частыми крутыми поворотами.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Последними появились похожие на крупногабаритные самонаводящиеся торпеды гринды, их также называют китами-пилотами или черными дельфинами. Они двигались медленно и серьезно, не позволяя нарушать свой стройный ход безумными прыжками.

Гринды, в отличие от дельфинов, не приближаются к побережью, а плавают в открытом море. В каждой стае есть вожак, занимающий лидирующее положение. Гринды активны в ночное время суток, предпочитая проводить день в спячке. С наступлением темноты они отправляются на поиски пищи, ныряя на глубину 600 метров.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мы и раньше видели дельфинов – на Черном море, на Адриатике, здесь на Азорах, когда катались на яхте два года назад. Но в этот раз было просто невероятное зрелище – дельфины разных видов в таком огромном количестве, веселящиеся на просторах Атлантики! Одни выпрыгивали из воды, другие замирали в полете, третьи ныряли обратно в океан, и похоже они прекрасно знали, что за ними наблюдает масса народа из разных стран, которых объединили схожие эмоции - восторг с умилением. А самое прекрасное было осознавать, что дельфины и киты в азорских водах находятся в абсолютной безопасности, свободно плавают по своим подводным делам, и довольны своей океанской жизнью.

На суше улыбки долго не сходили с наших лиц. Общение с дельфинами – редкое событие, которое делает человека неподдельно счастливым, ведь они всегда улыбаются нам в ответ.

 

19 августа, четверг. Сан Мигель (Рибейра Гранде)

С утра мы выехали в сторону города северного побережья острова. В местечке Лагоа мы посетили керамическую фабрику. Фабрика Vieira – это промышленное и художественное наследие острова, она принадлежит семье, которая руководит ей уже пять поколений. Производство в дополнение к современным технологиям по большей части остается ручным. Керамика из Лагоа имеет характерный стиль, в котором преобладает синий цвет.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фабрика производит посуду, керамическую и мозаичную плитку, панно, и ее продукция очень ценится в регионе за приверженность традициям и высокое качество. Именно здесь жители делают заказы на изготовление керамики к особым случаям – к свадьбам, крестинам, юбилеям.

 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На фабрике можно увидеть традиционные инструменты, которые использовались в изготовлении керамики в прошлые века, посмотреть, как из глины готовят плитку, как работницы вручную ее обмакивают в белую глазурь, как наносят рисунок краской розового цвета, а в печи под воздействием высокой температуры она синеет. А самое удивительное – наблюдать, как простая глина становится искусством.

 

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В городе Рибейра Гранде мы заехали на известную ликерную фабрику Mulher de Capote (Женщина в плаще). Это тоже семейный бизнес, и здесь для нас небольшую экскурсию провела жена владельца.

В настоящее время фабрика производит и продает известные ликеры - из маракуйи, который считается одним из символов Азорских островов, из ананаса, банана, ежевики, а также бренди из маракуйи. Mulher de Capote разливает свою продукцию в стеклянные и фарфоровые бутылки, стилизованные под фигурку женщины в традиционном для прошлых веков плаще.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Все ликеры производятся из натурального сырья по лучшим рецептам и из тщательно отобранных фруктов. Маракуйю сортируют и режут вручную, чтобы ни один недозревший или подпорченный фрукт не попал в ликер. Напиток выдерживается в дубовых бочках в течение двух лет. 

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фабрика совершенно не ассоциируется с громыхающими механизмами и тяжелой работой, а больше похоже на музей ликеров, настолько там чисто, спокойно и красиво. Мы купили в подарок друзьям на родине сувенирные бутылочки с разными напитками и в окружении дубовых бочек продегустировали основные виды ликеров. Жизнь заиграла новыми ежевично-маракуевыми красками, и довольные мы двинулись на прогулку по Рибейра Гранде.

 
 
 
 
 
 
 
 

Мне очень понравился этот красивый городок на северном побережье острова, мы выпили непременный кофе с пирожными и посетили уникальный музей Casa do Arcano.

Arcano - это скульптурный ансамбль из 90 групп фигурок, представляющих различные религиозные сюжеты, которые помещены в трехэтажный стеклянный дисплей. Сцены изображают наиболее важные моменты из Ветхого и Нового Завета. Всю эту кропотливую и ювелирную работу сделала одна женщина - Margarida Isabel Narcisa, которая родилась во влиятельной семье в 1779 г., а в 1800 г. стала монахиней местного монастыря. Там она и начала делать фигурки из библейских писаний из рисовой муки и пшеницы, гуммиарабика, желатина, стекла, веточек и другого подручного материала.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

День за днем, год за годом фигурки и сцены множились, монахиня с одной стороны так прославляла Бога, а с другой использовала свои изделия в образовательных целях – объемные иллюстрации к Священному писанию нравились детям, так им проще было осваивать катехизис.

Долгое время Arcano хранился в местном соборе, но в 2009 году для уникального произведения искусства было выделено отдельное здание, где кроме самого  дисплея показан быт того времени и рассказывается история монахини-рукодельницы.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Посвятив первую половину дня истории острова, мы вернулись к его великолепной природе. Нас опять ждал водопад в лесу, но на этот раз вода в нем была теплая и желтая как Хуанхэ – а все потому, что наверху в горах бьют горячие минеральные источники, в воде которых содержится много железа. Водопад Caldeiras Velhas расположен практически в первобытном лесу – заросли древовидных папоротников, высоченные скалы, а на горизонте синеет океан.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

По пути домой мы заехали в уникальное место на острове, но на этот раз созданное руками человека – комплекс Curubas. Это несколько деревянных бунгало в огромном саду, где цветут гортензии, зреют тропические фрукты и гуляют утки и лебеди. Curubas – это место для экологического отдыха и туризма, который с каждым годом становится все популярнее в Европе. Дом из натурального дерева, аутентичная обстановка, природа, свежий воздух, вид на океан, которыми можно насладиться на веранде, местные маракуйя и ананасы, которые ждут гостей на кухне, покой и гармония – что может быть лучше?!

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Для нас, конечно, странно и непривычно, а вот для европейцев с континента – это важная деталь, что комплекс снабжается электроэнергией от солнечных батарей, дождевой водой, которая стекает с гор, накапливается в резервуарах и проходит несколько уровней очистки, отработанная вода также очищается и направляется на полив и технические нужды. То есть ни одна капля воды, ни один лучик солнца, ни один материал не используются бездумно и без возможности вторичного использования.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Отдельного интереса заслуживает история владельцев Curubas. Когда-то в молодости Руй и Катарина только планировали строить собственный дом и искали участок земли с видом на океан. Нашлось идеальное место, но после долгих переговоров прежний хозяин поставил условие – Руй должен восстановить старую церковь Иоанна Крестителя на его территории. Это была последняя воля его жены, которая умерла, когда они жили в эмиграции в Канаде.

Церковь была построена в 15 веке второй на острове, когда Азоры еще только заселялись. Первую столицу Сан Мигеля Vila Franca do Campo и первую церковь уничтожило землетрясение в 1522 году, унеся с собой жизни 5 тысяч человек. И небольшая часовенка стала единственным пристанищем для верующих и ищущих надежду островитян.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В 20 веке она пришла в совершенный упадок, остался только фундамент и часть стены. И вот в таком разрушенном виде она перешла Рую и Катарине вместе с участком земли. Исполняя данное обещание, Руй покупал материалы для строительства дома и делил все это на два – камень для дома, камень для церкви, доски для дома, доски для церкви. Наконец в 1995 церковь была восстановлена, на ее стене висит памятная доска в память о жене прежнего хозяина, и теперь там проводятся мессы, крещения и венчания.  

 

 

20-21 августа, пятница-суббота. Сан Мигель-Лиссабон-Москва

Может сложиться впечатление, что поглощенные экскурсиями, историей и природой острова, общением с островитянами, мы практически не были на океане. Конечно же, это не так! Чтобы проводить каждую свободную минуту на островах с пользой и удовольствием, мы вставали в 6 утра и шли купаться. Солнце только просыпалось и начинало свой путь по синему небу после пребывания на другой половине Земли, а мы как чайки качались на высоких волнах Атлантики.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Озера, реки и даже моря для меня – это просто водоемы, обладающими некоторыми характеристиками - температурой, цветом воды, рельефом дна, присутствующими в них рыбками, а вот океан – сам по себе живое существо, огромное, величественное и независимое. Океан живет и движется по-другому, он как будто дышит, и каждая волна, набегающая на берег – это выдох, а откатывающаяся в глубину – вдох.

Два оставшихся дня мы провели у океана, удивляясь тому, какой разный он бывает в течение дня – то тихим и спокойным, то бодро подбрасывающим нас на волнах, то мрачным и не подпускающим к себе. Чувствуя скорое расставание, мы наслаждались каждым мигом, проведенным у воды.

 
 
 
 
 
 
 
 

 

Предстояло прощание с островами, с Португалией, с нашими друзьями и островитянами. Но почему-то в этот раз нам не было грустно расставаться, хотя я догадываюсь, в чем причина – ведь мы обязательно вернемся сюда еще не раз, за новыми впечатлениями, эмоциями, за ощущением полной гармонии с природой и людьми.

 
 
 
 

 

Такие путешествия дают возможность на какое-то время стать частью другой страны, проникнуть в мысли и чувства ее жителей, вместить в себя кусочек чужой души. И из них складывается картина мира - не та, которую нам показывает голубой экран, а настоящая - как теплый хлеб и душистый кофе.

На Азорах каждое кафе, дом, озеро или вершина холма связаны с историей, традициями, событиями. Эти места не стираются из памяти и не превращаются в размытый образ, напротив, покидаешь их с ощущением, что прикоснулся к чему-то красивому и вечному, что Азоры наполнили тебя невероятно позитивной энергией, а ты вложил частичку своей души в эту огромную азорскую мозаику.

Нельзя сказать, что жизнь на островах легка и беспечна. Глобализация и прогресс принесли много нового и полезного – интернет, авиасообщение, торговые и экономические связи с континентами, но все же Азоры остаются отдаленным, не самым обеспеченным регионом Европы на 9 крошечных островах. Однако до последнего вздоха азорианцы будут защищать не мифическую независимость, не личные блага, а право оставаться единым целым с природой в ее первозданном виде. И говоря азорианцы, я имею в виду не только коренных жителей, а всех, кто волею судьбы стал частью этого волшебства – как турист, как бизнесмен или как гость.

Что вдохновляет и питает такую глубокую и самоотверженную любовь к островам? Думаю, что это подлинный дух земли, дышащей солнцем и океанским бризом, который проникает в каждую клетку сердца. Бережное и заботливое отношение к окружающему миру и всему населяющему его разнообразию создает ту удивительную азорскую гармонию, к которой приходишь, отдыхая не за счет природы, а вместе с ней.

И хотя бы до следующего лета хочется остаться такими же счастливыми, свободными, настоящими!

Комментарии:

Аня Миронова
0 / 401
24.10.2010 | 21:37

Вы так заинтересовали Маризой и фаду...  на youtube посмотрела несколько роликов, хочу поделиться:

Mariza-Primavera: http://www.youtube.com/watch?v=FLOU5hSRt-U&feature=related

Елена
0 / 8
26.10.2010 | 13:40

Отличный отчет!!! Фотографии потрясающие, особенно дельфины!

Di Canio
0 / 0
27.10.2010 | 07:42

Имура! Я все больше и больше влюбляюсь в Лузитанию, красивейшая страна, светлая и глядя вот на эти фотки просто душа поет и хочеться жить! Все хорошо и фото и отчет, но вот одна вещь меня здорово разочаровала.......я не нашел на этих фотках Жозе Моуринью   .

 
 
 
 

 

 

imura
0 / 87
15.04.2011 | 17:29

С завтрашнего дня на канале Моя планета будут показывать репортаж "Путешествие. Азорские острова". С нетерпением жду и предвкушаю, что снова увижу все волшебные места этого архипелага... У кого есть этот канал и кто хочет посмотреть, вот программа:

16 апреля 2011 г. Суббота.
11:00 ПРЕМЬЕРА. "Путешествие. Азорские острова".
21:00 ПРЕМЬЕРА. "Путешествие. Азорские острова".

17 апреля 2011 г. Воскресенье.
15:00 ПРЕМЬЕРА. "Путешествие. Азорские острова".

18 апреля 2011 г. Понедельник.
1:00 ПРЕМЬЕРА. "Путешествие. Азорские острова".

19 апреля 2011 г. Вторник.
5:00 ПРЕМЬЕРА. "Путешествие. Азорские острова".

20 апреля 2011 г. Среда.
3:00 ПРЕМЬЕРА. "Путешествие. Азорские острова".

21 апреля 2011 г. Четверг.
1:00 ПРЕМЬЕРА. "Путешествие. Азорские острова".
23:00 ПРЕМЬЕРА. "Путешествие. Азорские острова".

22 апреля 2011 г. Пятница.
21:00 ПРЕМЬЕРА. "Путешествие. Азорские острова".

Это повторы, можно выбрать удобное для себя время.